Линия жизни
26.12.2017
Территория свободы
3242
отправьте SMS с суммой пожертвования на этот номер

Основная работа Charities Aid Foundation — это строительство моста между организациями, желающими участвовать в филантропии и благотворительности, и получателями этой поддержки.

Это подразумевает в том числе внедрение концепции социальной ответственности бизнеса: прежде всего мы помогаем тем, кто оказывает помощь и поддержку, сделать это максимально эффективным образом. Мы занимаемся этим уже 12 лет, довольно много наблюдений накопилось за это время, и некоторыми из них я хотела бы сегодня поделиться с вами.

Ошибочное равенство

В названии конференции, которую проводит газета «Ведомости», упоминается благотворительность. Но мне бы хотелось расширить эти рамки по двум причинам. Во-первых, тема корпоративной социальной ответственности (КСО), как мне кажется, ближе нашей аудитории. Сейчас это модная тема. В России начинают появляться некие стандарты корпоративной социальной ответственности. Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) формулирует некоторые стандарты в этой сфере, ряд компаний публикуют социальные отчеты, возник набор лучших практик КСО. Во-вторых, почему хотелось бы на этом остановиться: в нашей стране существует путаница между понятиями «корпоративная социальная ответственность» и «благотворительность». Между ними очень часто и ошибочно ставится знак равенства, и это характерно для всех: предпринимательской среды, государственного управления, общества.

В чем отличие

Что же такое социальная ответственность и что такое благотворительность? Оказывается, эти понятия у нас все понимают по-разному.

Если мы посмотрим на международную практику и практику крупнейших российских компаний, то социальная ответственность — это обязательства, добровольно взятые бизнесом и определяющие его отношениях с так называемыми «стейкхолде-рами» (stakeholders): акционерами, владельцами, работниками, потребителями, жителями городов, где находятся предприятия. Иными словами, «стейкхолдеры» — это люди и организации, так или иначе связанные с бизнесом компании. К сожалению, в практике большинства российских компаний под корпоративной социальной ответственностью понимается чистая благотворительность — например, периодическое финансирование социально значимых программ. То есть бизнес в 90% случаев понимает КСО значительно уже, чем это принято в мире.

Если же мы посмотрим на выступления некоторых высоких государственных мужей — может быть, я немного резко сужу, — возникает ощущение, что под социальной ответственностью бизнеса понимается готовность компаний брать на себя обязательства государства и по первому требованию давать деньги на государственные проекты — начиная от «социалки» в моногородах и заканчивая дворцами, храмами и театрами.

В обществе же есть два радикальных взгляда на проблему. Первый: социальная ответственность компаний заключается в том, чтобы отдать свою собственность народу. Второй взгляд предполагает восстановление социального пакета советского времени. Итак, существует четыре разных понимания корпоративной социальной ответственности, и между ними — пропасть.

Без права выбора

Помимо проблемы понимания, которую я считаю основной, я бы назвала еще несколько проблем, с которыми сталкиваются благотворительность и социальная ответственность в России.

Первая проблема — односторонность ответственности. Типична ситуация, когда от компании требуют быть социально ответственной, но те, кто этого требует, собственной ответственности не признают.

Вторая проблема — отрицание права выбора, касающееся не только социальной ответственности, но и благотворительности, включая благотворительность частную. Условно говоря, если у вас есть 1000 руб., то у вас есть право выбора, на что их пожертвовать, но, если у вас есть $1 млн, ваше право выбора уже подвергается серьезному сомнению. То, что целый ряд политических и общественных сил считают себя вправе распоряжаться чьими-либо личными деньгами, — это очень серьезная проблема. Существует некий максимализм общественного мнения, согласно которому хороший предприниматель — это голый предприниматель, а социально ответственный предприниматель — только тот, кто снял с себя все, все отдал и босой ушел в степь. Этот максимализм общественного мнения тормозит переход серой благотворительности — незарегистрированной, непрозрачной, нестратегической — в нормальную цивилизованную и прозрачную филантропию.

Третья проблема — очевидный монополизм государства в получении ресурсов. Благотворительность считается легитимной тогда, когда деньги идут в государственные или муниципальные учреждения. Согласно законодательству, если частное лицо дает деньги в государственный детский дом, оно может пожертвовать до 25% личного дохода, и в этом случае у донора есть налоговые льготы. Если деньги передаются в общественный детский дом, налоговой льготы нет. Я очень надеюсь, что в ближайшее время мы решим эту проблему.

CAF (Charities Aid Foundation) — один из крупнейших международных благотворительных фондов, основан в Великобритании в 1924 г., имеет сеть представительств в семи регионах мира. Патрон CAF — Его Королевское Высочество Принц Филипп, герцог Эдинбургский. Российское представительство фонда — «CAF Россия» — успешно работает в Москве с 1993 г. Ежегодно «CAF Россия» осуществляет около 40 программ в сотрудничестве с крупнейшими российскими и международными компаниями и фондами, направляя на реализацию социальных проектов более $5 млн. Среди благотворительных проектов, в реализации которых участвует «CAF Россия», программа спасения тяжелобольных детей «Линия жизни», конкурс социальных проектов «Новый день», федеральная стипендиальная программа В. Потанина и другие.

Ссылки по теме:

Charities Aid Foundation: российское представительство
Charities Aid Foundation

Я хочу пожертвовать

Или отправь SMS с суммой пожертвования на номер 3242