Линия жизни
15.04.2020
«Надеемся, опухоль не вернется»
«Надеемся, опухоль не вернется»
3242
отправьте SMS с суммой пожертвования на этот номер

Рома прошел три операции. Химиотерапия не помогала. Спасла протонная терапия. Сейчас Рома совсем другой — окрепший, активный, говорливый ребенок.

Диагноз Роме поставили в 1,5 года, месяца через два после появления первых симптомов. С самого рождения все было хорошо, но мальчик плохо спал. Однако неврологи списывали это на характер ребенка. А накануне новогодних праздников в конце 2018 года Рому начало тошнить по утрам. «Врачи решили, что проблемы с поджелудочной железой, выписали препараты, — рассказывает Татьяна Грузина, мама Ромы. — Наступило некоторое улучшение, рвота прекратилась. Педиатр предположила, что у нас был ротовирус. Я попросила сделать УЗИ, но и на нем не было видно ничего критичного. Но у Ромы снова начались рвота, головные боли. Кстати, он жаловался на боли уже в годик, показывал на голову. Я говорила врачам, но они не верили. „Ребенок в год не может понять, и тем более показать, что у него болит голова“, — говорили мне врачи».

В итоге родители мальчика самостоятельно обратились в краснодарский Детский консультационный диагностический центр. Главврач сразу заподозрила неладное, явно болезнь не связана с ЖКТ. Отправила к окулисту, который сказал, что у ребенка или повышенное внутричерепное давление, или опухоль. «Уже через час нас направили в краевую больницу на МРТ. И там у Ромы в голове обнаружили опухоль, — говорит Татьяна. — Мы были просто в шоке. Сына тут же госпитализировали». Причину появления врачи не могли назвать. «У вас гигантская опухоль, видимо, она росла давно и постепенно», — сказали медики. На первой операции выяснилось, что опухоль злокачественная. У Романа Грузина была обнаружена эпендиома левой теменной и затылочной долей головного мозга. Врачи разводили руками: в крае нет возможностей помочь ребенку. Но повторную операцию провели — в апреле 2019 года: сразу всю опухоль удалять не решились, боялись потерять ребенка на операционном столе.

«И мы сами начали искать возможности. Прочитали о протонной терапии, о МИБС узнали от родственников, которые живут в Санкт-Петербурге. Мы написали в Институт письмо, и нам очень быстро ответили, сотрудники позвонили нам и подробно рассказали о возможностях лечения», — говорит Татьяна. После майских праздников родители повезли Рому в Санкт-Петербург. Сначала семью приняли в Медицинском исследовательском центре имени Алмазова, там мальчику проводили химиотерапию, но она не помогала, пришлось сделать третью операцию. Почти сразу после этого, в конце сентября 2019 года, Рому Грузина принял Институт имени Сергея Березина.

Рома прошел 30 сеансов протонной терапии. Положительный эффект проявился довольно быстро!

«За время болезни у нас словно остановилась речь. Мы заметили, что развитие замерло, никаких новых слов не было. А уже в декабре 2019 года, когда мы после курса протонной терапии вернулись домой, сына словно прорвало! — делится радостью Татьяна Грузина. — Мы слышим от Ромы все новые и новые слова, он очень активно говорит». Рома окреп, координация движений у мальчика сейчас в порядке, он любит играть, гулять, стал очень активным. «В январе мы прошли контрольную МРТ, у нас все стабильно, — говорит мама Ромы. — Сейчас наша задача — наблюдаться, развиваться и расти».

2020-04-15
Новости

Я хочу пожертвовать

Или отправь SMS с суммой пожертвования на номер 3242